Сайт Игоря и Татьяны Новосёловых

Глава первая,

в которой жирафик знакомится и играет в прятки

Честно говоря, с самого начала никто из обитателей здешних мест и не знал, что маленький жирафик Гоша был именно жирафиком. Все были убеждены, что он самый обыкновенный ослик. Просто ослик очень любопытный, поэтому у него и выросла такая длинно-прелюбопытная шея! Откуда же им было знать, что из далекой заграничной Африки на большом самолёте прилетит такой необычный сосед!

Сам жирафик Гоша тоже не очень понимал, чем он отличается от ослика? И вообще, что это такое — ослик? В школе в Африке они про осликов ещё не проходили! А может быть, он случайно и прослушал это из-за того, что его голова слушала высоко, а учили на уроках гораздо ниже. Ничего удивительного в этом нет — ведь в африканских школах, как и в любых других, с учениками часто происходят самые необыкновенные истории.

Правда, для Гоши главное было совсем не это. Кому хочется на каникулах вспоминать про то, чему учили или не учили на уроках в школе? Скорее познакомиться с новыми друзьями и начать играть во всякие новые игры — вот это было главным! Поэтому пока он вместе со всеми тоже считал себя осликом.

Весёлая компания, с которой познакомился Гоша, состояла из сома Уса Бурлилкина, муравья Мурашки, ёжика Иголкина, бычка Быки и теперь вот его самого — жирафика Гоши.

Обычно друзья собирались у берега небольшого озера. Туда приплывал сом Бурлилкин — большой выдумщик и фантазёр. Он любил что-нибудь рассказывать из жизни рыб, а все с удовольствием его слушали, потому что он не задавал домашних заданий.

Ёжик Иголкин, например, узнал, что под водой тоже бывают рыбы с иголками, а бычка Быку очень удивила рыба-корова, живущая под водой. Вот и в этот раз Бурлилкин всех рассмешил, выдумав, что все они «на самом деле» тоже рыбы, как и он. Просто они «плавают» в воздухе, а правильнее плавать в воде.

Иголкин и Быка никак не могли представить себя плавающими в озере и не собирались быть рыбами.

Особенно Быка смеялся над тем, что у него вместо обычного хвостика будет такой же хвост, как у рыб. И, кроме того, он не понимал — как он будет мычать под водой?

А Иголкин переживал, что из-за постоянной сырости, ф-рр-р, он обязательно заболеет и будет кашлять и чихать.

Друзья, посмеявшись над выдумкой Бурлилкина, решили, что пора поиграть в прятки.

— А как это — играть в прятки? Я не знаю такую игру, — спросил вдруг жирафик Гоша.

— Ну вот! Разве в Африке не играют в прятки? — удивился Иголкин. — Смотри, я сейчас свернусь в клубочек, а ты скажешь, видно меня или нет? Договорились?

— Да, договорились. Мне очень интересно, — согласился Гоша.

Тогда ёжик подбежал к дереву, затем кувыркнулся по опавшим листикам, чтобы они для маскировки нанизались на иголки и, свернувшись в клубок, замер.

— Ну что, меня видно? — спросили через некоторое время из клубка.

— Честно говоря, тебя я не вижу. Только иголки и листики на них. А тебя нет, не вижу, — ответил жирафик.

— Вот так и надо прятаться! — важно сказал ёжик, отряхивая свои лапки и иголки. — И ты должен придумать, как сделать так, чтобы тебя не было видно. А тот, кто водит, должен, сосчитав считалочку, всех найти и запятнать. Кого первого найдут, тот водит в следующий раз, если последний не отпятнается за всех. Вот и все!

Быка, как опытный игрок, по-дружески предупредил задумавшегося Гошу:

— Иголкина ещё можно найти, Мурашку — ни за что! И Бурлилкин, если от берега уплывет — так ищи его потом. А в озеро он заходить не разрешает.

— А почему? — спросил Гоша.

— Говорит, что мы мутим воду и рыбам дышать не даём.

— Ха! А как же тогда его запятнать? — удивился жирафик.

— Приходится кричать с берега, чтобы он сам нашёлся и приплыл к нам, — ответил Быка.

Гоша покачал головой — в игре обнаружились странности!

Бурлилкину тут, наоборот, ничего странным не казалось, и поэтому он предложил:

— Ну что? Давайте в прятки-то играть?

— А кто будет водить? — спросил жирафик Гоша.

— Чур, не я! Чур, не я! Чур, не я! Чур, не я! — закричали один за другим игроки не из Африки.

В этот раз пришлось водить Гоше: ничего не поделаешь — надо было быстрее кричать «чур, не я».

Он встал у дерева и начал считать считалочку. «Для чего же каникулы, если, как в школе, надо опять считать?» — надулся жирафик, заодно не забыв прибавить в уме и эту странность игры в прятки.

Пока он рассерженно бубнил считалочку, все бросились разбегаться по углам, кустам и другим надежным и проверенным местам. А Мурашка просто перебежал на другую сторону дерева, у которого водил Гоша, и спрятался там.

— Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! Кто не спрятался, я не виноват! — досчитал Гоша, после чего повернулся и начал искать.

Настроение у него сразу изменилось, потому что игра на самом деле оказалась простой. С такой высоты, на которой жирафик водил, все было прекрасно видно.

Вот под листиками в клубочке затаился Иголкин. Самого Иголкина не было видно, а видны были только иголки с листиками на них.

Гоша пока не знал — достаточно ли он видит ёжика для того, чтобы запятнать его, или все-таки недостаточно? Жирафик принялся внимательнее разглядывать клубочек с листиками. Через какое-то время из него начал высовываться нетерпеливый носик спрятавшегося игрока. Вот тогда и стало ясно, что теперь ёжика видно вполне достаточно и теперь всё по-честному!

— Туки-туки за Иголкина! — запятнал Гоша ёжика и стал искать следующего.

Быка прятался за большим ящиком и, чувствуя себя в безопасности, не торопясь обмахивался хвостиком. Он-то спрятался! А рога и хвостик Быки за ящиком не спрятались и поэтому сразу же обнаружились:

— Туки-туки за рожки и хвостик Быки!

— Му-у? А за меня? — спросил Быка.

— Туки-туки за Быку! — не растерялся Гоша.

Даже сом Бурлилкин и тот был найден сразу в зарослях на мелководье! Жирафик только нагнул свою длинную шею поближе к зарослям и запятнал сома.

Бурлилкин остался очень недоволен тем, что теперь его легко могли найти с помощью такой «специальной шеи для игры в прятки». Вся вода из-за его недовольства бурлила и пузырилась, отчего сом стал даже похож на кипящий чайник!

Только муравья нигде не было видно.

Как ни старался жирафик — нет, ничего не выходило. Предупреждал же Быка!

И вдруг от места, где Гоша считал считалочку, послышался голос:

— Туки-туки за себя. И за всех! — это отпятнался последним неуловимый Мурашка.

— Ты такой маленький. Как же тебя найти? — расстроился жирафик Гоша из-за того, что он снова должен водить.

На помощь ему пришёл Иголкин, предложивший по дружбе в этот раз поводить за Гошу. Счастью жирафика не было конца. Он будет прятаться вместе со всеми! Как здорово!

Игроки побежали и поплыли по своим тайным местам. А Гоше спрятаться никак не удавалось, потому что его отовсюду было видно. В одном месте он был слишком широким, в другом слишком высоким, а в третьем — само место было слишком маленьким.

В результате жирафик совсем растерялся и не знал — где же ему спрятаться? В конце концов, Гоша решил притаиться в больших кустах. Получилось неплохо, потому что теперь он спрятался «почти весь».

«Почти весь» — это означало, что осталось спрятать ещё часть шеи и голову, которые по-прежнему высовывались из кустов. И тут жирафик придумал, что если закрыть глаза, то ничего вокруг не будет видно, и тогда голова и часть шеи тоже спрячутся. Поскольку все равно ничего другого придумать не получалось, он так и сделал.

«Вот теперь меня совсем не видно», — закрыв глаза, успокоил себя Гоша.

А водившего ёжика, тем временем, поджидал сюрприз — странное дерево с головой, выросшее там, где раньше был куст!

— Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! Кто не спрятался, я не виноват, — сказал ёжик и, как умелый игрок, быстро повернулся в надежде заметить кого-нибудь из зазевавшихся друзей.

Как только он повернулся, то сразу увидел тот самый сюрприз — странное дерево с головой. Ёжик стал думать на тем, что это он увидел?

Если он увидел Гошу, то где же тогда его ноги, и почему Гоша не спрятался весь? Так же не играют в прятки?! А если он всё-таки увидел не Гошу, то кто же тогда это с головой и без ног спит за кустом? Ему стало немного страшно:

— Туки-туки за дерево с головой, — осторожно произнёс Иголкин.

Гоша молчал, потому что пятнали какое-то дерево, а вовсе не его. А его как раз видеть и не могли — потому что он-то никого не видел!

Поскольку «дерево» не отвечало, ёжик понял, что не угадал, и стал тукать по-другому:

— Туки-туки за Гошу без ног.

Гоша, услышав, что у него куда-то делись ноги, очень испугался и от испуга открыл глаза, чтобы посмотреть — куда они делись? В результате «дерево с головой» зашевелилось, и из кустов, вдобавок к голове, вышли ноги Гоши.

— Ну вот! Ура! Гоша с ногами! — закричал Иголкин. — Туки-туки за Гошу!

К сожалению, несмотря даже на радость из-за нашедшихся ног, это означало, что, если Мурашка опять за всех не отпятнается — Гоше снова придётся водить.

Жирафик задумался. Теперь у него накопилось целых два серьёзных вопроса. Первый серьёзный вопрос — почему друзья считают его осликом, а мама говорит, что они с ней жирафики? И второй серьёзный вопрос — почему его так быстро находят? Может быть, это только ослики легко находятся? Может быть, в этом всё дело, и лучше всё-таки быть жирафиком?

Пока Гоша так размышлял, Иголкин всех нашёл, кроме, конечно, муравья, который опять сам отпятнался. Пришлось жирафику вместе со своими грустными мыслями идти к дереву считать считалочку.

— Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! Кто не спрятался, я не виноват! — прокричал водивший с грустными мыслями жирафик.

В этот раз Гоша решил обязательно найти муравья и поэтому очень внимательно осмотрел дерево со всех сторон. Но никаких следов хитренького Мурашки обнаружить не удалось. Несмотря на это, Гоше всё-таки ещё раз здорово повезло: мама принесла Быке свежего сена, и он стал его жевать, спрятавшись кое-как. Из-за того ящика, за которым Быка был обнаружен в первый раз, раздавался очень аппетитный хруст. При этом с одной стороны ящика виднелось двигающееся сено, а с другой — виляющий хвостик незатейливого игрока. Кстати, по хвостику можно было легко определить, нравится кому-то за ящиком сено или нет.

А Быке, поленившемуся спрятаться как следует, пришлось теперь поводить за это.

Сначала Быка не торопясь пожевал, потом Быка не торопясь посчитал — куда спешить, когда с таким аппетитом хрустишь?!

Все уже давным-давно спрятались и порядком устали ждать, когда их, наконец, найдут. Только жирафик всё никак не мог подыскать себе места, где бы он поместился целиком. При этом ему казалось, что место, которое он искал, само пряталось от него. Получалось, что Гоша играл в прятки одновременно в двух играх, и пока он сам прятался в одной игре, в другой от него пряталось то место, где он должен был спрятаться.

Как же быть? «Может быть, зайти опять за тот же большой куст? — размышлял Гоша. — Подумаешь, голова из-за куста высунется. Закрою глаза, да и дело с концом — ведь в прошлый раз, если бы ноги не потерялись, то ёжик меня ни за что бы не нашел!»

Пока Быка дожёвывал сено и досчитывал считалочку, а значит, никого и не искал, всё было в порядке и жирафика не было видно. Но как только бычок расправился с хрустящим полдником и начал искать спрятавшихся, Гоша сразу же обнаружился. Его снова запятнали самого первого, и снова надо было водить.

Он сильно загрустил из-за этого, но вида не подал. Вернее, на такой высоте его грустные глаза не так хорошо были видны. Пришлось снова считать, снова искать, снова прятаться и снова быстро находиться. Так случилось ещё несколько раз, пока

Гоша не расплакался, да так, что никто не смог его успокоить. К тому же, он неожиданно взял и убежал куда-то, оставив друзей в недоумении о том, что же с ним случилось?..

Когда Гоша вернулся домой со своими серьёзными вопросами, слезами и грустными мыслями в придачу, мама очень встревожилась от его унылого вида:

— Что с тобой случилось, Гоша? — поинтересовалась она.

— Мама, я — ослик? — озадачил её своим вопросом Гоша.

— Когда же ты им стал? — спросила спокойно мама.

— Когда я познакомился с друзьями на озере. Они говорят, что я — любопытный ослик! Из-за этого у меня выросла такая длинная шея. А ослики не могут играть в прятки, потому что их везде видно.

— Ну что ты, Гоша, — стала успокаивать его мама. — Конечно же, ты жирафик, а не ослик. Просто в Африке, где мы живем, всё самое вкусное растёт высоко, и дотянуться до этого можно имея только такую красивую и длинную шею. Этой вкусноты никто не может достать, чтобы полакомиться. А мы можем! Вот для чего нам и нужна такая шея!

— Зато теперь я всегда вожу и не могу спрятаться — все меня быстро находят, — возразил расстроенный Гоша.

Мама задумалась. Как-то надо было помочь ему. А как? Что же это за игра такая?

— Мне кажется, тебе не стоит так расстраиваться, — ласково сказала мама, — а я попробую что-нибудь придумать.

На самом деле у неё появился небольшой план, и она решила поговорить с новыми друзьями Гоши об этой игре.

Уже на следующий день мама жирафика пошла по делам своего сына.

Сначала она решила переговорить с сомом Усом Бурлилкиным. Наверное, прожив в этом озере много лет, он давно играет в прятки, а значит, сможет помочь найти выход из положения. И мамино сердце не ошиблось.

Бурлилкин, внимательно выслушав тревожное сообщение, долго плавал вдоль берега туда-сюда, размышляя:

— Так, так, так, так, — проплыл сом «туда». — Так, так, так, так, — проплыл сом «сюда».

Гошиной маме все это время пришлось, наклонившись к воде, двигать шею вслед за размышляющим сомом.

Наконец, после глубоких подводных раздумий Бурлилкин неожиданно предложил:

— Сделаем так: будем не всегда видеть Гошу, а только иног да. Вот ему и не будет обидно.

— Как?! Разве так можно? — удивилась Гошина мама необычному предложению.

— Да-да. Только иногда видеть. Это единственный выход, — подтвердил Бурлилкин. — Надо сделать доброе дело для друга.

Обсудив его предложение, все согласились не всегда видеть Гошу, а только иногда.

В следующий раз было решено играть по новым правилам с «иногда невидимым» жирафиком. Никто же не думал, что Гоша так сильно будет расстраиваться из-за игры! Всем стало его очень жалко, и теперь они с нетерпением ждали следующего раза, чтобы все исправить.

Ведь всегда можно сделать что-то хорошее, чуть-чуть поборовшись со своим «не хочу — не буду».

Так что в очередной раз в прятки играли по-другому: друзья, как могли, старались помочь жирафику, у которого в его далёкой Африке самое вкусное растет высоко!

Всё было просто: когда Гоша прятался, водившие делали вид, что не видят высовывающейся то тут, то там головы. Они просто сильно прищуривали глаза или вообще шли в другую сторону.

Может быть, это и было не по правилам игры. Да! Но у настоящей дружбы самое главное правило — не обидеть друга!

Именно поэтому в тот день жирафик Гоша был самым счастливым жирафиком на свете. И всего-то навсего из-за того, что он научился по-настоящему играть в прятки. А скорее всего, потому, что у него были такие друзья, которые всегда помогут, если у него что-то не получается, или если он такой высокий и видимый издалека!

Да и к тому же выяснилось, что не в росте дело было, а в правилах игры!

смотреть буктрейлер