Сайт Игоря и Татьяны Новосёловых

Хроника городской пробки

Правдин вышел из дома, совсем забыв запросить в Службе информации о постоянно действующих городских пробках новые координаты своей машины. Теперь придётся опять это делать на ходу, а у диспетчера, как всегда, будет постоянно занят телефон.

«Ничего, ещё успею дозвониться. Не могли же они переместить машину слишком далеко? — успокаивал себя Правдин. — Эта услуга становится слишком дорогой. Пожалуй, сегодня заночую в машине и сам её переставлю, если понадобится».

Он огляделся и тяжело вздохнул: «Ну и времена — город-пробка».

Надо же — столько было испорчено нервов из-за парковочных мест, а теперь, пожалуйста — все припаркованы! Проблема решена, так сказать, радикально — бороться больше не за что просто потому, что двигаться больше некуда.

Вот и провожают задумчивые взгляды из пробки дедушку с палочкой, передвигающегося с невероятной по теперешним временам для машин скоростью. Через час счастливчик скроется за углом дома, а им опять — надо сидеть и ждать…

Походить по городу ещё, конечно, можно, а поездить — извините, нет. Может быть, только, вспомнив молодость, на велосипеде?

Хотя — где вообще ездить? Где пространство? На тротуарах пешеходов, как муравьев в муравейнике. На проезжей части — машины застыли, словно экспонаты в музее.

Неожиданно звонко, как старый будильник, затрезвонил трамвай, предупредительно разгоняя зевак: места свободного в нём нет, да и снаружи весь утыкан висящими пассажирами!

Вот лень-то — до перекрёстка не дойти пешком! Соскучились люди по движению и, дождавшись своего, разминают по привычке бока с утра, чтобы после перекрёстка продолжить добираться до работы пешком.

По современным меркам трамвай достаточно быстрый вид транспорта, хотя схема его работы достаточно необычна. Все сейчас приспосабливаются. И трамвайщики крутятся, как могут: где кого поставила пробка на общее дело, тот там и зарабатывает, челноком курсируя между перекрёстками по линии, ещё не забитой машинами.

Гримасы времени!

Горожане разделились на две партии: одни, счастливые обладатели машин, сидят в пробках, другие, у которых машин нет, — ходят пешком и с любопытством смотрят на тех, кто сидит в пробках.

Городские власти, как и всегда, полны оптимизма — до выборов времени ещё много. Да и к тому же — ну построят они развязку, ну соберутся на открытие ленточку перерезать. А что толку? Всё равно завтра избиратели купят новые машины и заставят всю эту развязку.

Правдин ещё раз оглядел стоящие по улицам машины, ещё раз вздохнул.

Его взгляд привлёк стоящий в пробке автобус, забитый пассажирами:

— А эти-то что? За билет, что ли, деньги отбивают?

Вернуть через суд такие мелкие суммы хлопотно, а автобусные компании справки на работу выдают. Да, в принципе, можно и постоять.

От автобуса взгляд невольно обратился к бегущей на работу бригаде мигрантов. Оживлённый разговор между собой они не прерывают ни на минуту! А когда им ещё поговорить — с утра до вечера работают, ночью спят. Так когда?

Ну, всё — нарочно не придумаешь: четырёхместный самокат! Чудо века! Двое правой — раз, двое левой — два! Как грациозно — глаз не оторвать! Звоночком побеспокоим: «Поберегись!» Одни разбежались, другие проехали…

«Да-а-а!» — Правдин, улыбнувшись, покачал головой и философски заметил про себя, что сила впечатлений горожанина обратно пропорциональна скорости его передвижения.

На одной из остановок рядком сидят бабушки, собравшиеся подождать какого-нибудь транспорта. Правдину показалось, что сели они там ещё девушками: заговорились как-то… И вот, знаете ли — время незаметно пролетело!

Повсеместно бросается в глаза то обстоятельство, что много народа мечется в поисках своих машин. Озабоченность не сходит с лиц: пришли на старые места, а собственности нет! Пока дозвонятся до вечно занятого диспетчера, пока уточнят новые координаты, пока найдут…

Смотри-смотри!

Во мужик-то придумал: на воздушном шаре улетает из пробки! Достало всё… Вот душа и просится… куда-нибудь!

Ничего не скажешь — круто!

Уже перед самой машиной пришлось постоять, пропуская «небольшую» экскурсионную группу китайцев, видимо, целым поездом пересекавшую перекрёсток: пока они проходили, можно было вполне выучить китайский разговорный…

Наконец-то Правдин оказался у своей машины. Он сразу твёрдо решил не идти в офис. Перспектива побыть наедине с собой, поработать удалённо, без спешки, безусловно, привлекала больше, чем суета офисной жизни. К тому же в машине есть всё для нормальной работы: выход в Интернет, а следовательно, телевидение, радио, почта. Что ещё надо?

Он на автопилоте приготовил документы, включил компьютер и…

И в окно машины тихо постучали.

Сквозь окно на него смотрела девушка. Ему пришлось оторваться от своих документов, чтобы понять: что именно она хочет от него?

— Мы проводим социологический опрос на тему «В пробке, как дома — за и против!» Есть ли у вас немного времени? Я задала бы вам несколько вопросов.

— Извините. У меня принципиальная позиция — ни в каких опросах не участвовать. К тому же я не дома, а на работе, — заявил Правдин.

Девушка отвернулась к другой машине: ей было очень-очень «далеко» до его принципиальной позиции.

Правдин удивился такому равнодушию — вообще никакой реакции… Потом он расстроился из-за этого… Вслед за этим он обиделся из-за этого… И, в конце концов, даже потерял настрой на работу из-за этого…

Теперь ему придётся снова собираться с мыслями, пытаясь восстановить в себе только что исчезнувшее желание поработать. Пришлось сделать усилие над собой и…

И перед капотом появился молодой человек с улыбкой во всё лобовое стекло:

— Мы проводим рекламную кампанию зимней резины. Вас это должно заинтересовать! Наш девиз: «Готовь сани летом, а телегу — зимой!»

Правдин почувствовал, что на этот раз реклама его действительно задела за живое, а не только, как обычно, раздражала.

«Что?! Торчать здесь? До зимы?!»

Ему захотелось метнуть в поставщика услуги каким-либо тупым и очень тяжёлым предметом из своего удалённого офиса — пугать такими мрачными перспективами!

Молодой человек очень предусмотрительно, а главное своевременно, исчез. И только воспоминание о его улыбке на лобовом стекле ещё долго раздражало Правдина… долго раздражало Правдина… раздражало Правдина… раз-дра-жа-ло…

«Нет, сегодня дела никак не идут», — подумал он.

Надо было как-то влиять на ситуацию: нельзя же целый день просидеть, ничего не делая? Он собрался с мыслями, решив хотя бы просмотреть почту в компьютере.

Но тут загалдела пробка: «Что там?.. А?!»

Оказалось, какой-то шутник пустил «пулю» по сетям, что был совершён угон авто прямо из пробки!

Все тут же обеспокоенно засуетились, тщательно обдумывая меры, занялись поиском надёжных вариантов для себя…

Немного погодя, выйдя из сетей в наружную жизнь, народ огляделся — всё пространство вокруг было туго заполнено автомобилями. Здесь, как из песни, ничего не выкинешь — некуда.

И тогда над пробкой звуковым фейерверком повис разноголосый хохот: до всех дошло. И даже взбодрило как-то!..

— У вас не будет сигареты? — предложил рассмотреть вариант дамский голос.

«Опять нелёгкая принесла кого-то», — подумал Правдин.

— У меня нет, — ответил он. — Зато у вас в руках сигарета. Если, конечно, вы её ищете.

— Да?.. Зачем же я тогда вышла? Я такая рассеянная… Хорошо, что мы стоим. Когда надо передвигаться, я всегда так волнуюсь. А тут всё тихо, никто не обгоняет и не сигналит.

— Согласен: здесь — тихо.

— Как близки у нас взгляды на жизнь, — вздохнула в даме надежда.

Правдин подумал, что между взглядом на проблему и взглядами на жизнь, вообще-то, целая пропасть, и от греха подальше заблокировал двери, чтобы в эту «пропасть» не упасть. К тому же он с самого утра хотел поработать. Ну сколько можно?!

В результате ответ соскользнул с языка сам собой:

— Мне надо работать, — прозвучало безнадёжно сухо.

— Надо работать… — повторила дама с сигаретой. — Какая скука… Так что с сигаретой? — цеплялась она за соломинку.

Взгляд Правдина чётко ответил сразу на все поставленные и предполагаемые вопросы.

— Ах, да — она у меня в руке… Пойду.

Правдин, довольный тем, что справился и с этой проблемой, решительно пододвинул клавиатуру к себе…

— Служба психологической разгрузки. Мы готовы помочь! — прозвучало мажорно, но несколько не ко времени.

Клавиатура отодвинулась от пользователя сама собой, без участия пользователя.

Всё, что было в Правдине интеллигентного, едва уговорило его от слишком эмоциональной реакции человека, которому с утра не дают поработать.

«Куплю ружьё. Это поможет», — успокоил себя Правдин.

— У вас довольно встревоженный вид. Может быть, вас что-нибудь беспокоит?

— Ме-ня-я? — как-то довольно встревоженно выдавилось из Правдина.

Бригада психологов, коротко посовещавшись, пришла к выводу, что в данном случае лучше удалиться.

«Понятливые попались. Ну, разумеется — специалисты!»

Похоже, что сегодня покоя не дождаться. Правдин махнул на всё рукой и заказал обед в машину.

К тому же в обед он будет так зол, что никому не позволит сунуться к нему со своими дурацкими предложениями!

Для убедительности Правдин даже взял и написал на листах бумаги угрожающее слово: «ОБЕД!!!», а затем повесил листки на боковые стёкла с двух сторон. И хотя по существу было написано слово «обед», по смыслу получилось что-то вроде: «Осторожно! Злая собака!» Ну и что!..

Пока он обедал, ему всё время казалось, что вот-вот кто-то придёт и отнимет у него еду. Пришлось глотать наскоро, кусками и нервничать там, где собирался найти покой.

Уже к концу обеда за его «куском» всё же пришли — инспектору дорожной полиции понадобилось именно сейчас проверить водительское удостоверение Правдина.

Дал.

Ни поработать спокойно, ни даже пообедать не получалось. А в довершение всего, по последним прикидкам, выяснилось, что добраться домой на машине удастся, вероятно, только через месяц.

И вот тут уже предостережение «Осторожно! Злая собака!» из безобидной шутки превращалось в «последнее предупреждение»…

Сколько городские власти ни бьются с этими пробками — ничего не получается.

«Экономика! Рост! Занятость!» — и остановить этого никто не может.

Это же несерьёзно — остановить производство. При этом разумного компромисса желаниям из-за убедительного «на наш век места хватит» не находится.

Правдину в виде кошмара представилась даже гротесковая картина из будущего: по городу едут многоэтажные трейлеры, загруженные легковушками с людьми, которые двигаются по маршрутам, как автобусы: так в городе может больше перемещаться транспорта. Бр-р-ры!

Вдруг пробка словно ожила — будет движение!

Появились «толкачи». Вместе с ними ожили угасшие было надежды. Например, насколько удастся продвинуться? В каком ряду дальше? Кто станет соседом по пробке? А может, он? А может, она?

Правдин настроился на волну «Радио Пробка». Передавали прогноз перемещений на завтра. Опять малоутешительно, хоть радио выключай. Затем последовала сводка происшествий, в которой в разделе курьёзов упомянули и мнимый угон, а также напомнили анекдот, в котором пловец несколько раз шутил, что он тонет…

К машине рядом подошла симпатичная домохозяйка с сумками: видимо, мужа пришла навестить с горячей пищей. Очень трогательно наблюдать со стороны.

Время такое: мужья по пробкам в машинах, а жёны, с продуктами после работы, как на работу, к ним спешат.

Когда женщины успевают и сами работать, и мужиков кормить, для Правдина всегда было и оставалось загадкой…

Стало видно, как работают «толкачи», перемещая вручную и механизмами машины: работа тяжёлая, но востребованная и хорошо оплачиваемая.

Минут через двадцать доберутся и до Правдина. Начинать что-то делать было бесполезно — пока перетащат «дальних», пока будут вблизи машины работать — час как минимум улетит. Оставалось разве что поспать немного и тем самым скинуть накопленные напряжения. Он устроился поудобнее и…

И в этот момент позвонили из офиса: уточняли, всё ли в порядке и что необходимо для работы.

Правдин, сдерживая себя, тактично поблагодарил за столь «своевременный» звонок; сказал, что ему дорого внимание коллег по работе и он даже растроган. В свою очередь коллеги, посетовав, что «такое» с каждым может случиться, завершили вызов…

И как раз, кстати, вовремя, так как Правдин уже буквально кипел, поняв, что и поспать ему не дадут.

Хорошо, что наконец подошли «толкачи» и надо было перемещать свою машину.

Бензин пока был, и проблем, соответственно, с перемещением не было.

А вот что делать дня через два?

Правдин уже думал над темой заправки. При таком скоплении машин заливать в бак из внешних ёмкостей опасно. Но «толкачи» дерут такие деньги за перемещение, что, выбравшись из пробки, рискуешь остаться не только без денег, но и без машины. Поэтому всеми правдами и неправдами народ и покупает бензин у «левых» подносчиков топлива и с величайшей предосторожностью заливает в баки.

«Время есть, можно ещё подумать», — решил Правдин, переезжая на новое место.

В результате перестановок и переездов рядом оказалась утренняя подруга, та, что искала сигарету в своей руке. Видимо, её ряд хорошо пошёл: по закону передвижения в заторах соседний ряд всегда двигается быстрее.

Одно время Правдин даже хотел было приобрести клубную карту «Молния», владельцев которой, по их требованию, «толкачи» переставляют в более «быстрый» ряд. Но скоро он выяснил, что через некоторое время двигаться быстрее начинал уже ряд, из которого переставили. По тому же закону… Ничего личного — только бизнес.

Правдин опять вздохнул…

Обнадёживало только наступившее до следующего перемещения затишье.

Теперь можно было, что называется, от души поработать. Стальным усилием воли Правдин решительно схватился за клавиатуру и…

— Как с топливом? Не пора что-нибудь предпринимать? — предложили очень осторожно и вкрадчиво.

«Мысли они, что ли, читают? — подумал Правдин. — Только недавно о них вспоминал, и пожалуйста — тут как тут».

Надо было решаться: впереди виднелся подъём, и толкать машину самому будет невозможно, а следовательно, придётся платить «толкачам».

Тем не менее, рисковать с бензином было ещё опаснее: могли появиться серьёзные проблемы с государственными пожарными органами, которые всегда начеку и на страже интересов других граждан. И органы эти совсем не дремлют, как наивно полагают многие, несправедливо поддерживая негативный образ госслужащих. Наоборот, они и днём, и ночью выявляют нарушения, работая при этом, похоже, сдельно.

Ввиду этого Правдин как законопослушный гражданин склонялся к сложному и затратному пути: в данном случае это означало одно — отказаться от сомнительного предложения.

Сразу стало легко — определился подход к проблеме. Вернее, его гражданская платформа, которая и ответила за Правдина:

— Я стараюсь придерживаться официальных путей решения проблем.

Совсем кстати вспомнилось, что существуют общественные группы «самокатчиков», которые, объединившись, по очереди помогают толкать машины каждому из членов общества. Но здесь есть то неудобство, что надо постоянно бегать по пробке, если позовут, так как не все хотят или могут этим заниматься из тех, кто рядом.

Подумав, он всё же эту идею отбросил, желая посвятить больше времени работе, новым творческим замыслам — «рваный» график работы мог помешать этому.

На таком высоченном гражданском пафосе Правдин позволил себе себя же укорить тем, что находится не только в своей машине, но и на работе: а раз пришёл на работу — надо себя напрягать.

Он всегда был уверен, что в любом профессионале волевое начало — одно из самых важных. Ведь не все могут извлекать деньги, как говорится, буквально из воздуха. Большинство ждёт скорбный путь производства материальных ценностей осязаемого порядка.

Порассуждав таким образом, Правдин в целом остался доволен самим собой, и постепенно удовлетворение собой разрослось до желания выпить чашечку кофе и тем уважить себя.

Желание, разумеется, было безотлагательно реализовано.

«Теперь за работу!» — потирая ладони, с энтузиазмом решился Правдин и…

И — снова «здравствуйте»!

— Здравствуйте. Государственные пожарные органы местного значения. Пожарный инспектор Ярлыков.

Правдин молчал.

— К вам подходил подносчик топлива. Это зафиксировано. Нарушаете.

Правдин — ни звука.

— Давайте-ка протокольчик по фактику составим? — оживился инспектор Ярлыков, не встречая сопротивления.

— Я придерживаюсь официальных путей решения проблем: ему было отказано, — проговорила «гражданская платформа» Правдина.

Однако инспектор стоял на своем:

— Отказано? А факт общения!

Как всё достало Правдина: и пробка, и теперь этот инспектор Ярлыков со своим протокольчиком. Прошёл целый день, а он ничего не смог сделать за этот самый целый день — только бесконечная череда «фактов общения»!

«О-о-о! Где же мой воздушный шар?!»

…Вернувшись на землю, Правдину пришлось показать пустой багажник. Но инспектор этому совсем не обрадовался, как бы следовало по логике вещей, а скорее даже раздосадовался: «Ну что же вы нас так подвели?»

Правдин был поражён такой неадекватной реакцией на отсутствие нарушений. Но инспектор Ярлыков никак не мог поверить в это, а следовательно, и уйти отсюда.

Уйти? Вот так-то просто?

Похоже, в своих же интересах надо было как-то успокоить «органы»:

— Посмотрите — сколько вокруг потенциальных нарушителей. Стоит ли так расстраиваться от одной неудачи. Сколько у вас работы — это же поле непаханное!

Ярлыков, медленно и мрачно оглядевшись вокруг, подумал: «При чём тут поле, да ещё непаханное? Вот объёмы работ — да, серьёзные. Это есть. Ну, а вас мы ещё выявим»…

Сработало!

Правдин с облегчением плюхнулся на заднее сиденье. Но тут же с сожалением констатировал — день прошёл без следа трудовой деятельности. Он нашёл здесь свободу от одного, зато обрёл зависимость от другого. Завтра надо идти в офис. Так привычнее.

Как раз в этот момент мимо пробежала бригада службы психологической разгрузки в полном составе, а за ней мужик с битой и довольно напряжённым лицом.

«Догонялочки», — усмехнулся Правдин и понял, что если посидит в пробке ещё пару часов, то тоже за кем-нибудь рванёт.

«Может, тогда домой? Дома всё-таки столько удобств, а денег всех не заработаешь. Оставлю заявку на сайте у „толкачей“. Потом, может быть, поостаюсь в машине с ночевой для экономики», — уговаривал сам себя Правдин.

Как хорошо, что у нас всегда есть возможность отложить что-нибудь на завтра — это так облегчает сегодня!

Правдин отправил заявку «толкачам» и расслабился: «Всё! Дома — ноги в потолок для разгрузки, а затем — сон!»

По дороге домой ему несколько раз осторожным намёком приходила в голову мысль: «Зачем мне эта машина? Одна морока и только. Живут же люди и пользуются подземным общественным транспортом, не бегая от пробок на одном перекрёстке к пробкам на каком-нибудь другом»…

Пришло подтверждение от «толкачей» о получении заявки. И счёт, разумеется.

Стало тяжело на душе. И как людям удаётся так приспосабливаться к новой жизни и новым спросам? Как они могут строить серьёзные планы на будущее, опираясь на занятия такого рода?

Правдин открыл дверь в свою квартиру: «Скорее бы кончился этот кошмарный сон», — подумал он и… проснулся.